Апелляция ЗНО глазами очевидца

Апелляция ЗНО

Внешнее независимое оценивание (ЗНО) — это такая штука, которую без хорошей интуиции, глубоких знаний и навыков, или обеих составляющих в совокупности не сдашь.

От того, как абитуриент работал на протяжении обучения в школе, фактически зависит сдача тестов, а отсюда и насколько обучение чада ударит по карману родителей (бюджет или контракт, вот в чем вопрос?), в какой вуз он поступит.

Тестовая тетрадь предполагает выполнение двух блоков соответственно по языку и по литературе, а также творческого задания. То есть в сумме три «круга ада».

Нормативно-правовая база предусматривает возможность подачи апелляции в случае несогласия с результатами. Именно об этом чуть дальше.

Вот моя история:

Весь последний год я готовился к ЗНО. Конечно начал это делать задолго до этого, но именно с первого сентября началась напряженная борьба с пробелами в знаниях: это и перечитывание всех произведений в полном объеме, и повторение правил, и написание сочинений на темы, которые могли бы предложить на этом испытании…

Время пролетело быстро, к счастью, все запланированное было сделано. Вся тонна книг осела знаниями в моем мозгу, который к тому времени уже почти закипал.

Июньским утром я проснулся бодрый, полный сил и желания побеждать. Легкое волнение давалось знать, но собравшись с мыслями я отправился на тестирование. Конечно, подготовка дала о себе знать и все прошло гладко. Сомнения были, но незначительные.

На следующий день, когда я проверил правильные ответы с помощью размещенных на сайте Украинского центра оценивания качества образования таблиц, появились неоднозначные ощущения. Мною правильно было выполнено 91% теста.

После этого волнения приходило, но ненадолго, так как я был занят следующим ЗНО. То есть первые три круга ада были лишь начальным этапом моего «путешествия Данте». Голова была занята поступлением. И каково же было разочарование, когда, открыв персональную страницу на сайте УЦОКО, я увидел 8 баллов из 24 за произведение. Еще раз все проанализировав, все же решил написать апелляцию на результат ЗНО.

Я думал так: «Может мое мнение о собственном „творении“ слишком субъективно и я, конечно, не могу оценить его по праву…», поэтому я обратился к независимым экспертам-языковедам.

Специалисты достаточно высокого уровня оценили его значительно выше. Тогда желание найти истину во мне начало брать верх. На семейном совете было решено, что необходимо воспользоваться своим правом присутствовать при рассмотрении — поехать на просмотр моего «протеста».

30 июня я увидел себя в списках тех, чьи апелляции будут рассматриваться 1 июля. С реактивной скоростью собрав необходимые документы и вещи, через час уже стоял в очереди за билетом, на вокзале. После полуторачасового ожидания был в поезде. Тяжелая ночь… И вот утро! Сказочная и такая желанная столица в лучах восходящего солнца!

Апелляция была назначена на 14 часов, поэтому было место наслаждению от по Киеву… Вот и настал «судный час» — два часа пополудни пятницы первого июля. Очередь из «диссидентов» (с лат. — несогласные) современной системы включала, в основном, киевлян и «пострадавших» из ближних окрестностей. Видимо большинства протестующим из других городов не удалось попасть в Киев из-за обычной летней перегруженности железной дороги, которая, как мне кажется, сыграла на руку «Соломона».

Когда пообщался с товарищами по несчастью, увидел, что апелляции писали в основном будущие студенты с достаточно высокими баллами и глубокими знаниями. Некоторые отчаянные прихватили с собой юриста. Сначала я подумал, что это крайности… Дальше понял, что скорее необходимость.

Очень долго пришлось ждать трех членов апелляционной комиссии. Они попали в пробку (!) на мосту через Днепр. За два часа ожиданий напряжение достигло пика. Уставшие, мы не слышали ног, волнение достигало апогея. Когда они все же приехали и по очереди стали заходить жертвы инквизиции, ни один из тех, кто вышел из «судного зала», не был удовлетворен результатом.

Возвращали только баллы за ответы, которые не распознала машина, проверяющая правильность тестовой части. Если участник оценивания не направил апелляционное заявление, то даже если были ошибки техники при проверке, его бланк не пересматривался.

В одной комнате проходили разбирательства дел по украинскому языку и литературе и по математике. Как по мне, то даже для страны, где тестирование проходит первые этапы становления, это нонсенс и абсолютно нелогичное явление.

Дальше «веселее»! Тот, кто подает апелляцию, имеет право присутствовать при ее рассмотрении, но, зайдя, каждый из нас сразу слышал, что комиссия уже имеет ответ. Слава моей интуиции перед входом, когда раздали копии бланков для ознакомления, я выписал все претензии на отдельном листе. Их было около двадцати пунктов с разветвлениями. Была большая разница между баллами, поставленными первым и вторым проверяющим. Третий же (тот, мнение которого спрашивают при несогласии между первыми двумя) полностью продублировал другого.

Проверено было откровенно не объективно. Это не проявление моего недовольства, а мнение других независимых специалистов. К моменту входа в комнату с проверяющими меня уже, что называется, «перетипало». Собрав волю в кулак, вошел в аудиторию. Конечно не сам. Чуть не забыл! В пути меня сопровождал мой надежный помощник, друг и опора, критик и поддержка — мама. Конечно, чьё мнение может быть субъективней, чем родительское, но я взял маму не в качестве эксперта, а как моральную поддержку.

Другие из новых «собратьев», кто пришел без родителей, услышали чрезвычайное количество оскорбительных и унижающих реплик от комиссии. Женщина, которая должна участвовать в математических прениях, отчаянным, даже предлагала снизить баллы! Едва мы оказались лицом к лицу с овеянной легендами комиссией (а это 7 часов вечера), нам предложили сесть. Тут же был объявлен вердикт: «Оставить результат без изменений».

Я сразу же начал по списку объявлять моменты, с которыми я не согласен. Несколько поражены моей решительностью и напором, «светила» начали с ходу топить мои доводы весьма размытыми, на мой взгляд, ответами. В ходе разговора стало понятно, что «инквизиторы» произведение не читали, а только поставили подписи под роковым «Оставить без изменений». Оказалось, что три примера из литературы это многовато… Нужен один. Хотя в требованиях ясно, черным по белому написано «примерЫ». Множество говорит о наличии, как минимум, двух!

Таким образом судилище прошло по всем моим предварительно подготовленным аргументам. Очень импонировало, что взрослые, теоретически умные люди передо мной оправдывались, как школьники. По их репликам чувствовалось, что либо у них лишь представительская функция только объявления результатов повторной проверки, кстати сделанной очень небрежно и наспех, либо они покрывают систему, не давая в ней усомниться.

Отсюда возникает вопрос: логично ли, чтобы результаты пересматривали люди, которые из солидарности к коллегам ни в коем случае не будут дискредитировать их. Ведь даже в овечьей отаре, когда волки съедают одного агнца, их жадность (а в нашем случае жажда справедливости) способна дойти до того, что истребленным будет все стадо. Современное, человеческое стадо способно анализировать и мыслить, поэтому не отдаст даже агнца, двигаться плотной, прочной массой, способной стереть хищников в прах, конечно морально.

Просто представьте, которого пика достигли негативные эмоции, даже если у меня, человека вообще не агрессивного, возникают такие ассоциации.

В результате на поездку было потрачено много денег, нервов, зато добыт богатый жизненный опыт. Как мне думается, бюрократическое сердце можно было бы открыть «золотым ключом» или звонком влиятельного родственника, но стоит ли это того? А так не хочется думать, что я всего лишь Дон Кихот, который как бы не старался победить ветряки, останется ни с чем.

Из собственного опыта кроме меня еще сотни людей убедились, что апелляция результатов ВНО выполняет еще меньшую функцию, чем английская королева в глобальном смысле политической жизни своей страны

Автор: Ярослав Сизоненко